Кисилев Алексей Иванович

20.10.2017

Кисилев Алексей Иванович

Будущий прославленный боксёр родился в селе Лукьяновка Михайловского рай­она Рязанской области. Там и прошло его детство. Было оно, как и у всех деревен­ских мальчишек: ловил рыбу в озёрах, пла­вал, в футбол гонял, косил, за плугом ходил. В Лукьяновке учился до 12 лет, окончил пятый класс, а шестой — в школе посёлка Октябрь­ский цементного завода «Спартак» в том же районе. Когда Алексею исполнилось 13 лет, семья переехала в Москву.

Став знаменитостью и многого добившись в жизни, Киселёв всегда помнил свою малую родину. И это не просто дежурная фраза. Од­нажды Алексей Иванович, вспоминая о сво­ём выступлении на Олимпиаде в Мехико, не­ожиданно сказал: «Конечно, обидно было, что всё так получилось... Мне вдруг до боли близко увиделась родина. Не знаю, может, со всеми, кто за границей подолгу бывает, такое случается. Помню вышел я на поле стадиона, бросился на траву, глаза закрыл. А трава там, в Мехико, жёсткая, шершавая и не пахнет-то ничем! И вспомнилась мне родная рязанская деревушка Лукьяновка, душистые сенокосы. Приволье вокруг, простор...»

А вот отрывок из газетной статьи «...И вода из родного колодца», написанной рязанским журналистом И. Бурачевским: «Сегодня на фи­нале Кубка Вооружённых Сил по боксу среди юниоров, проводившегося в Рязани, выходной день. С утра позвонили Киселёву в гостиницу «Москва», предложили побывать на родине. Несмотря на отчаянную занятость — главный судья! — он немедленно согласился: удобнее случая, пожалуй, не представится... И вот наш «газик» мчится в Лукьяновку.

...За беседой незаметно пролетело время. Вот и Михайлов. Алексей Иванович задумчи­во постоял у танка на высоком постаменте — символа мужества и воинской доблести со­ветских людей. Машина повернула на новую бетонную автостраду Москва — Волгоград. Где-то здесь, на этих просторах, Советская Армия нанесла смертельный удар танковой армии Гудериана.

Время за­лечило раны земли. Михай­лов — цвету­щий, светлый город с круп­ными промыш­ленными пред- приятиями. Я понимаю вол­нение, вдруг охватившее Алексея Ива­новича, когда машина въе­хала в совхоз «Триполь­ский». Двад­цать лет не был на родине, узнают ли?

—   Алёша? — окликнула Кисе­лёва работница местной школы А. Мещерякова.

— Как вы меня узнали? — уди­вился Алексей Иванович.

— Да мы тебя по телевизору ча­сто видим, всем говорим: наш это, из Лукьяновки. Неужели, думаешь, забыли?

А вокруг уже собрались земля­ки — трактористы Н. Полковников, А. Полукаров и, конечно, ребятиш­ки. Завязалась оживлённая беседа, и пришлось Киселёву рассказывать о работе, о жене, инженере- картографе Ирине, сыне Алексее.

Затемно приехали в Лукьянов - ку. Алексей Иванович побывал на месте , где когда-то стоял его дом. Высоко вверх взметнулась поса­женная им липа. Выпили воды из родного колодца.

Едем обратно. Киселёв задум­чиво вертит в руках срезанную на память веточку липы, потом вдруг порывисто приникает к окош­ку и долгим взглядом провожает уплывающую в весенний сумрак деревню».

5 января 1995 года в актовом зале Дома культуры посёлка Ок­тябрьский Михайловского района состоялась ещё одна встреча с Ки­селёвым, но уже официальная, на которой зна­менитый земляк рассказал со­бравшимся о на­чале своего пути в большой спорт , о дальнейших планах, ответил на многочислен­ные вопросы. С показательны­ми боями высту­пили юные ря­занские боксёры ДЮСШ-5.

18 мая 1996 года в посёлке состоялось официальное открытие отделения бокса. Ему было присво­ено имя за­служенного мастера спор­та Алексея Киселёва, ко­торый в свою очередь взял шефство над юными боксё­рами.


Через не­сколько лет здесь появи­лись первые весомые ре­зультаты — сельские бок­сёры стали побеждать не только в об­ластных со­ревнованиях, но и в республиканских, а Павел Чеблыков даже выполнил норматив мастера спорта.

О трепетном отношении А. И. Киселёва к сво­ей малой родине напоминает и музейный стенд, рассказывающий о его жизненном пути. Сам музей спорта располагается в Рязани, в поме­щении Центрального стадиона. Основателем музея был большой пропагандист физкультуры и спорта, основатель рязанского бокса И. И. Бурачевский. Его огромное собрание различных экспонатов, вырезок из статей газет, журналов и стало основой для создания спортивного музея. 

В настоящее время, на протяжении несколь­ких лет, дело Бурачевского продолжает ветеран рязанского спорта Ю.А. Манакин. В молодости Юрий Александрович был активным спортсме­ном. Имеет высокие спортивные разряды по волейболу, настольному теннису, борьбе, а по тяжёлой атлетике даже был чемпионом Рязан­ской области. Дружит с физкультурой и спортом Ю.А. Манакин и по сей день. При этом он пре­красный фотограф, снимает практически все проходящие на стадионе спортивные меропри­ятия. Так что рязанский музей спорта находится в надёжных руках.

Но давайте вернёмся к московскому периоду жизни знаменитого боксёра. К активным заняти­ям боксом Алексей Киселёв приступил в 16 лет. Занятия вёл известный в прошлом боксёр Иван Ганыкин. Талантливый новичок быстро про­грессировал и в 1958 году одержал сенсацион­ную победу в среднем весе на чемпионате мира среди военнос­лужащих. В следую­щем году выиграл свою пер­вую медаль националь­ного пер­венства — бронзовую.

4года Кисе­лёв провёл примерно на том же уровне, ещё дважды поднимался на верхнюю ступень пьедестала армейского чемпионата мира, не­сколько раз был призёром внутреннего пер­венства, а в 1964 году перешёл в полутяжёлый вес и, наконец, завоевал золото советского чемпионата. Благодаря череде удачных вы­ступлений удостоился права защищать честь страны на Олимпийских играх в Токио и стал серебряным призёром, уступив лишь итальян­скому боксёру Козимо Пинто; за это достиже­ние Алексей Киселёв был удостоен высокого звания «Заслуженный мастер спорта».

Далее Киселёв ещё раз выиграл чемпио­нат Вооружённых Сил, в 1966 году вновь стал чемпионом СССР, кроме того, ещё трижды был на национальных первенствах вторым (1965, 1967, 1968). На чемпионате Европы 1967 года в Риме завоевал серебряную медаль. На Олимпиаде в Мехико Киселёв вновь, как и на предыдущей, дошёл до финала, но «споткнул­ся», не сумев сделать последний шаг на пути к золоту. На этот раз на его пути стал британец Крис Финнеган. Вскоре после этого Алексей Киселёв принял решение оставить бокс. Всего он провёл на ринге 250 поединков, из них 225 завершил победой.

В «Энциклопедии бокса» о нём как о бок­сёре сказано: «Боксёр-левша. Предпочитал наступательную манеру боя. Использовал ма­лейшую возможность для нанесения встреч­ного удара и развития контратаки. Хорошо по­ставленные удары левой рукой, особенно по корпусу, помогали ему заканчивать многие по­единки досрочно».

Об Алексее Киселёве тепло вспоминает в своей книге «Я — не избранник небес» его товарищ по сборной команде СССР Борис Ку­рочкин: «А.И. Киселёв, Лёша, так ласково мы обращались к нему, был нашим партийным во­жаком. Он всегда был в курсе всего, что проис­ходило в стране. Алексей регулярно читал те­кущую прессу, книги современных писателей, знал, что идёт в том или ином театре, учился в непростом ВУЗе — им. Баумана и уже тогда, будучи спортсменом, готовил себя к жизни по­сле спорта. И, как показала практика, реализо­вал себя на всю катушку, в отличие, к сожале­нию, от многих прославленных чемпионов. Он всегда всё знал, мог ответить на любой вопрос, и если я был душой команды в плане лириче­ском, то Алексея называли нашим партийным вожаком, каким он, в сущности, и являлся. По­литзанятия у нас вёл именно он. На партийных собраниях ЦСКА выступал, как правило, тоже Алексей. Когда нам приходилось выезжать на общесоюзные сборы, то наши встречи с об­щественностью организовывал тоже Алексей Иванович.

Однако идеологом таких необыкновенных, разгрузочных после трудных тренировок, дней был наш старший тренер, любимый всеми «папа» Виктор Иванович Огуренков. На этих встречах с народом мы представали перед слушателями артистами. В. Попенченко читал стихи Маяковского, В. Агеев и В. Баранников танцевали твист (Алексей объявлял номер как пародию на твист — были такие стран­ные времена), В. Быстров показывал фокусы, С. Сорокин пел пародию на блатные песни. В конце встречи Алексей объявлял меня и не отпускал, пока я не спою всё, что хотели бок­сёры и зрители.

Вот так поставил себя в команде Алексей Киселёв, и мы не возражали. Нам было всем тепло друг с другом. Мы были очень крепким, дружным и душевным коллективом. Нас люби­ли все: штангисты, гимнасты, борцы, фигури­сты... Ни один коллектив, перед которым мы выступали, не оставался равнодушным к ко­манде боксёров.

Спортсменом Алексей был настоящим. Со­блюдал спортивный режим, много работал над «физикой» и техникой. Однако момент пере­живаний перед стартами и внутреннее волне­ние часто являлось следствием его усталости в третьем раунде. Собственно, так случилось и в Токио. Хорошо выиграв в первом раунде, неплохо проведя и второй, Алексей замет­но подустал в третьем. А в боксе судьи очень жёстко оценивают именно концовку боя. И, тем не менее, те, кто видел этот бой, считают, что победил А. Киселёв.

Мне, хотя и средневесу, иногда приходи­лось стоять в парах с боксёрами более тяжё­лого веса. Алексей никогда, во всяком случае, со мной, не позволял себе воспользоваться своим преимуществом в весе, в противовес, скажем, С. Струмскису. Я думаю, вернее, уве­рен, мы уважали друг друга».

Мало кто знает, что Киселёв стал четвёр­тым из плеяды знаменитых советских боксё­ров, защитивших научную диссертацию. После Геннадия Шаткова, Валерия Попенченко и Ев­гения Огуренкова. Кстати, он единственный из боксёров советского периода, у кого есть две серебряные медали Олимпийских игр.

После завершения боксёрской карьеры жизнь Алексея Киселёва была не менее на­сыщенной и интересной, но вместе с тем и не простой. Судьба не раз испытывала его харак­тер на прочность. Были взлёты, были и паде­ния. Дважды становился у руля сборной ко­манды страны по боксу — с 1969 по 1970 и с 1976 по 1980 годы. В 1979 году ему было при­своено звание «Заслуженный тренер СССР по боксу». Кандидат технических наук, про­фессор. В 1975-2005 гг. заведовал кафедрой физвоспитания МВТУ им. Баумана. Вёл боль­шую научную работу. Автор большого числа научных и методических работ и книги вос­поминаний «Незабываемые раунды». В 1990 году возглавлял Лигу профессиональных бок­сёров. В 1993-2005 годах — президент Рос­сийского студенческого спортивного союза. Награждён медалями «За трудовое отличие» и «За трудовую доблесть».

Умер Алексей Иванович Киселёв 19 июня 2005 года в Москве. Его супруга Ирина КИ­СЕЛЁВА рассказывала: «Алексей Иванович жаловался на боли в желудке и решил на всякий случай пройти обследование. Вер­нулся из поликлиники, сказал, что у него обнаружили язву, но мне к тому времени уже позвонил врач и сообщил страшную правду. Мы до последнего скрывали её от Алексея Ивановича. Когда начались сеансы химиотерапии, он, конечно, стал догадываться, но всё равно о раке не го­ворили.

Президент Федерации студенческо­го бокса России Нурулла Саттаров и его помощник Марат Латыпов уговорили по­ехать в Германию, в знаменитую клинику в городе Ресенбурге под Мюнхеном. Мно­гомесячный цикл лечения, который ему прописали, казалось, стал давать плоды. В какой-то момент даже представлялось, что Алексей Иванович пошёл на поправку, но болезнь, увы, дала себе лишь недолгую передышку...

В июне его состояние стало резко ухудшаться, и врач не стал на сей раз ни­чего скрывать. Когда мы вновь поехали в Ресен бург, Алексей Иванович впервые услышал свой страшный диагноз.

Надо было видеть, с каким мужеством встретил он этот приговор! «Я прожил достойную жизнь, у меня есть два сына, четыре внучки, и умру я на руках у люби­мой жены», — сказал он. Так, собственно, и произошло...

Его последние дни мы с ним провели в палате научного центра рентгеноради- ологии, что на Калужской. Он там продол­жал бороться, находил в себе силы даже работать — подписывал какие-то бумаги, которые привозили ему из университе­та, интересовался, как идёт подготовка к Универсиаде. И даже когда мне сказал: «Всё, Ира, я ухожу...», — от него всё рав­но продолжала исходить мощная добрая аура. Я ощущала её кожей».

С. Коненкин





Назад в раздел