Профсоюз боксеров и тренеров поздравляет родственников боксеров-фронтовиков и всех ветеранов бокса с 9 мая!

28.04.2015

В конце лета 1942 г., когда еще шли жестокие упорные бои с гитлеровскими захватчиками, в Москве в Колонном зале Дома союзов состоялся антифашистский митинг воинов-спортсменов. На фронтовых гимнастерках воинов рядом со спортивными значками поблескивали боевые ордена и медали. Митинг открыл абсолютный чемпион СССР по боксу Николай Королев. За два года до начала Великой Отечественной войны Н. Королев, И. Ганыкин, М. Джендо и Л. Темурян стали инициаторами движения среди ведущих спортсменов страны за овладение оборонными профессиями в кружках Осоавиахима. 

serov.jpgСобравшиеся на митинге вспоминали товарищей по спорту, многие из которых пали смертью храбрых, защищая Родину. Среди погибших были и боксеры: многократный чемпион Украины Л. Сапливенко, чемпион СССР ленинградец В. Серов, московский спартаковец П. Лавренев и многие другие. 

Председательствующий объявил: «Слово предоставляется товарищу Борису». Фамилия оратора не была названа. Но все сидящие в зале понимали, что после митинга ему придется возвращаться туда, где лучше быть безымянным. Многие из спортсменов узнали вышедшего на трибуну Бориса Галушкина, студента ГЦОЛИФКа, заместителя секретаря институтского бюро ВЛКСМ, ученика К. Градополова. 

После митинга Борис вернулся во вражеский тыл в диверсионный отряд Бажанова, под действовавший в белорусских лесах... Десантники появились в самый критический для бригады момент, когда каратели уже были готовы замкнуть вокруг нее кольцо окружения. Оценив обстановку, Б. Галушкин принял решение оттянуть на себя силы карателей, принять на свои плечи бой с главными силами врага. С помощью десантников партизанам удалось вырваться из окружения.

Группа Б. Галушкина предприняла операцию по уничтожению крупного отряда полевой жандармерии. Отряд уничтожили, но бой под белорусской деревней Маковье оказался последним для Бориса. Через несколько дней после его гибели деревню освободили наши танкисты, и один из ее жителей, очевидец этого боя, рассказал о подвиге и гибели партизанского вожака. Герой Советского Союза Борис Галушкин останется навечно в памяти благодарных людей. Его именем названа улица в Бабушкинской районе Москвы, пионерская дружина 328-й школы столицы и 38-я школа города Грозного, в которой он учился.

Через несколько месяцев после митинга в Колонном зале, 19 ноября 1942 г., наши войска перешли в контрнаступление под Сталинградом. В этих боях неувядаемой славой покрыли себя танкисты 17-го танкового корпуса. За овладение крупным стратегическим узлом обороны Кантемнровка корпус был переименован в 4-й гвардейский Кантемировский танковый. Молодые воины-кантемировцы свято чтут боевые традиции гвардейцев Великой Отечественной и помнят имена тех, кто пал смертью храбрых под Сталинградом. Имя механика-водителя танка Т-34 Алексея Каюрова — чемпиона СССР по боксу в легчайшем весе 1936 г. и финалиста чемпионата страны 1937 г. значится среди них.

zherbakov.jpgВ январе 1944 г. из кольца блокады был освобожден Ленинград. 29 месяцев — столько, сколько длилась блокада, находился в осажденном городе и мужественно защищал его Иван Князев, участник предвоенного чемпионата страны по боксу. На X чемпионат СССР, который решили провести в июне 1944 г. в Москве, И. Князев приехал как зритель. Ранение, полученное при обороне родного города, не позволило ему выйти на ринг в составе участников. Но уже через год на XI чемпионате СССР он вступит в спор с сильнейшими и завоюет титул чемпиона.

В первенстве СССР 1944 г. не смогли принять участие три победителя последнего предвоенного чемпионата: пал смертью героя при защите Ленинграда Е. Шеронин, еще продолжали сражаться с врагом один из сильнейших полутяжеловесов Л. Гудушаури и чемпион страны в тяжелом весе Н. Беляев. И все же соревнования показали, что боксеры-фронтовики сумели сохранить свое высокое мастерство. Отлично боксировали бойцы Эстонской дивизии Б. Салонг (полутяжелый вес), М. Линнамяги (тяжелый вес) и военный моряк И. Амеличкин, занявшие третьи призовые места.

Многочисленные зрители, заполнившие до отказа трибуны теннисного корта «Динамо», на котором был установлен ринг, с нетерпением ожидали выхода Сергея Щербакова. С первых дней войны С. Щербаков вступил в ряды ОМСБОНа, дрался в тылу врага, был ранен. На Кавказе получил еще одно ранение, грозившее ему ампутацией ноги. Но беда миновала, и на удивление врачам, на радость болельщикам, Щербаков снова вышел на ринг. На X чемпионате СССР у него был трудный бой с динамовцем из Ташкента И. Давыдовым. Победив его, С. Щербаков вышел в финал, где встретился со своим старым соперником, опытным боксером Р. Каристе. Титул чемпиона в 1944-м военном году завоевал С. Щербаков. 10 лет удерживал он это звание.

knyazev.jpgВторой брат из боксерской династии Щербаковых, Вячеслав, вернувшись с фронта после тяжелейшего ранения — он потерял руку, — стал впоследствии заслуженным тренером СССР.

До войны блестящее будущее на ринге прочили Виталию Островерхову. Но война внесла свои коррективы. Двадцатилетний лейтенант, командир роты разведки Островерхое в 1942 г. вернулся с войны с тяжелым ранением правой руки. Через некоторое время Виталий, так же, как Вячеслав Щербаков, вернулся в боксерский зал тренером. Ныне он заслуженный тренер СССР, возглавляет боксерскую дружину спортивного общества «Спартак».

Есть в нашем боксе еще одна фронтовая династия: братья Степановы. Старший, Виктор, воевал в железнодорожных войсках. На дальнем бомбардировщике летал стрелком-радистом Анатолий. Младший, Геннадий, воевал в пехоте, закончив свой боевой путь в Харбине. Все три брата после войны вернулись на ринг, выступали в полутяжелом весе и все трое в разное время были чемпионами СССР. 

Но вернемся на теннисный корт «Динамо», на X чемпионат СССР 1944 г. Хочется рассказать о поединке Н. Королева и А. Навасардова — традиционных соперников в тяжелом весе. Это был их пятый по счету бой. Три предыдущих выиграл Королев. И на этот раз бой получился. В на редкость упорной и зрелищно интересной борьбе победил А. Навасардов. В 1946 и 1947 гг. он попытается сравнять счет, дойдет до финала, но победы не добьется. Семилетний спор двух замечательных мастеров закончится с общим счетом 5 : 2 в пользу ветерана Великой Отечественной войны, кавалера ордена Красного Знамени Н. Ф. Королева. 

navasardov.jpgА первый послевоенный чемпионат проходил на стадионе «Динамо» в Москве накануне парада Победы. На ринг, установленный прямо на футбольном поле, вышло 62 боксера из 14 городов шести союзных республик. До 1951 г. боксеры, напомним, выступали в восьми весовых категориях. Вот имена чемпионов победного года: Л. Сегалович (Вооруженные Силы, Москва), И. Авдеев («Динамо», Москва), И. Князев («Водник», Ленинград), В. Пушкин и С. Щербаков («Крылья Советов», Москва), Е. Огуренков («Строитель», Москва), Л. Гудушаури («Динамо», Тбилиси), Н. Королев («Пищевик», Москва).

В здании ленинградского спорткомитета установлена мемориальная доска с именами спортсменов-ленинградцев, отдавших жизнь в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками. Есть там имя и Германа Николаевича Тимофеева, чемпиона СССР и призера чемпионатов страны 1933 — 1936 гг. С первым отрядом народного ополчения отправился он на передовую защищать Ленинград и в одном из боев погиб. Посмертно звание Героя Советского Союза присвоено воспитаннику секции бокса московского Дворца тяжелой атлетики Константину Короткову. В апреле 1945 г. командир воздушно-десантного взвода лейтенант Короткое погиб в бою у немецкого населенного пункта Поттенштайн. Звания Героя Советского Союза удостоены еще два боксера: чемпион Северо-Кавказского военного округа 1940 и 1941 гг. летчик-истребитель Абрек Баршт и чемпион Среднеазиатского военного округа командир взвода дивизионной разведки Владимир Карпов. Оба — полковники в отставке. Абрек Аркадьевич Баршт живет в Ленинграде, ведет большую военно-патриотическую работу. Владимир Васильевич Карпов стал писателем.

temuryan.jpgВойна оставила о себе тяжелую память. Долгое время совсем неизвестной оставалась фронтовая судьба одного из замечательнейших мастеров ринга Левана Темуряна. Знали, что в числе первых он ушел на фронт, что воевал политруком стрелковой роты. К родным пошла весть: пропал без вести. Шли годы, судьба Левана не прояснялась. И вот в 1976 г. во время XX Олимпиады в Мюнхене кто-то из советских туристов во время посещения лагеря смерти Дахау увидел небольшую табличку на немецком языке: она гласила, что в рядах подпольной организации сражался и был замучен гестаповцами советский чемпион по боксу Л. Темурян.

Десятки запросов, попытки выяснить до конца обстоятельства гибели Темуряна пока не дали точных результатов. Главное прояснилось: он умер непокоренным, погиб сражаясь, оставаясь бойцом до последнего вздоха. Друзья вспоминают, что за неукротимый напор, за стремительный темп боя на ринге его прозвали «маленький танк». Таким он оставался до конца — непобедимый чемпион Леван Темурян.


Борис Галушкин

участник Великой Отечественной войны, командир специального отряда НКГБ СССР «Помощь» партизанской группы «Артур»

БИОГРАФИЯ

galushkin.jpgРодился в 1919 году в городе Александровск-Грушевский (ныне город Шахты) в семье рабочего. По национальности русский.

В Шахтах рос и пошел в школу (ныне это лицей № 26 города Шахты). Затем в юном возрасте переехал в город Грозный, где учился в школе № 9 (№ 38). В 1934 году вступил в ВЛКСМ, а через год был избран секретарем комсомольской организации школы. По окончании школы продолжил учёбу в Московском институте физкультуры и спорта, где учился с 1937 по 1941 год.

В июле 1941 года с четвёртого курса института ушёл добровольцем в Красную Армию и отправлен на фронт осенью того же года.

Воевал на Ленинградском фронте, где был ранен, госпитализирован, но тайно бежал из госпиталя на фронт. В 1942 году выполнял специальные задания в тылу врага на территориях Минской и Витебской областей. В 1943 году вступил в члены ВКП(б). В мае 1943 года назначен командиром специального отряда НКГБ СССР «Помощь», который, в свою очередь, входил в группу «Артур». Отряд Галушкина смог пустить под откос двадцать четыре эшелона противника, уничтожить и повредить двадцать три паровоза, десятки автомашин, танков и тракторов, взорвать шесть складов с боеприпасами и фуражом, вывести из строя бумажную фабрику в городе Борисове Минской области, электростанцию, лесо- и льнозавод.

Возглавляемые Галушкиным партизанские группы подорвали 27 эшелонов и уничтожили 29 паровозов, 450 вагонов, много военной техники, убили более 1000 солдат и офицеров германской армии. Уничтожили в засадах и подорвали на минах 4 танка, 17 тракторов, 33 автомашины.

Погиб 15 июня 1944 года во время выхода из окружения в составе штурмовой группы, которой командовал, в районе озера Палик Борисовского района Минской области.

Указом Президиума Верховного Совета СССР «О присвоении звания Героя Советского Союза работникам Народного комиссариата государственной безопасности СССР» от 5 ноября 1944 года: лейтенанту Галушкину Борису Лаврентьевичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

В Москве есть ул. Бориса Галушкина Между просп. Мира и Ростокинским проездом.

В 1965 г. было принято решение произвести в Москве ряд наименований к 20-летию Победы в Великой Отечественной войне. В числе прочих 3-й проезд Алексеевского студгородка было решено назвать именем студента Московского института физкультуры, лейтенанта Бориса Лаврентьевича Галушкина (1919-1944), воевавшего под Ленинградом и в Белоруссии и погибшего в бою.

Борис Галушкин жил в районе улицы, названой его именем. Его имя также носит ежегодный спортивный кросс, который проводится в Москве в начале мая. Прежнее название улица получила в 1936 г. по Алексеевскому студгородку, через который пролегала.

НАГРАДЫ

  • Медаль «Золотая Звезда» Героя Советского Союза.
  • Орден Ленина.
  • Орден Красного Знамени.
  • Медаль.

ПАМЯТЬ

  • Похоронен в братской могиле в деревне Маковье Борисовского района Минской области Белоруссии (захоронение № 83) в числе восьмидесяти девяти военнослужащих и партизан.
  • В 1959 году над братской могилой установлен памятник-скульптура «Партизан-освободитель» высотой 3,3 метра.
  • В честь Б. Л. Галушкина названа улица в Москве в Алексеевском районе.
  • Имя Героя носят также улицы в Грозном, Евпатории и городе Белово Кемеровской области.
  • На здании Российского государственного университета физической культуры, спорта и туризма в Москве установлена мемориальная доска.
  • Мемориальная доска установлена в городе Белово Кемеровской области.
  • В Москве проводятся ежегодные соревнования по боксу среди юношей, а также легкоатлетический кросс в День Победы, посвященные памяти Б. Л. Галушкина.
  • Имя Галушкина носит МОУ лицей №26 города Шахты, которое было присвоено лицею 27 апреля 1988 года решением исполкома Артемовского райсовета.


Братья Степановы


Братья Степановы родились в Чите. Семья жила некоторое время на Чите-I — около депо, где работал их отец, затем переехала во Владивосток, потом — в Москву, где парни начали заниматься боксом и добились таких успехов.

stepanovy.jpgСтарший — Виктор, и младший — Геннадий, были двукратными чемпионами Советского Союза, а средний — Анатолий, однократным. При этом за звание чемпиона Геннадий боксировал с Анатолием,а Виктор судил их бой. Перед поединком, как мне рассказывали, мать попросила их не бить друг друга сильно — как-никак братья. А после Виктор пожаловался матери, что она расхолодила их — бой получился не очень жёстким.

Все трое — участники Великой Отечественной — это тоже важно. После войны Геннадий тренировал сборную РСФСР, Анатолий — сборную Союза, а Виктор — сборную вооружённых сил. Многие отмечают, что команды в это время достигали определённых успехов.

Помимо спорта они снимались в кино. Младший сыграл главную роль в фильме «Первая перчатка»,средний — в «Мексиканце», старший тоже снимался, но в эпизодических ролях.

Когда Анатолий приезжал в Читу, его воспринимали как героя — и из-за фильма, и вообще. Высокий блондин, отлично сложенный полутяж. И он проводил для нас тренировку в парке ОДОРА. Все оникаким-то образом пытались помочь забайкальскому боксу. Виктор проводил у нас чемпионат вооружённых сил. Геннадий, отвечавший за юношеский бокс, тоже часто бывал в Чите, пока не умер от рака горла в 62 года. Самый последний — на 82-м году жизни ушёл Анатолий.

Первый турнир посвящался старшему из братьев — Виктору, который долгое время был тренером сборной Вооружённых сил Советского союза. Соревнования в связи с этим проводились только для военных и без присвоения званий мастеров спорта. Через три года армия отказалась от соревнований,и турнир забрала область. Через какое-то время я — в то время старший тренер школы олимпийского резерва, и её директор Андрей Коропа добились, чтобы турнир стал мастерским. После этого приобрёл популярность, на него стали приезжать боксёры из других регионов и даже стран. Сейчас не вспомню в каком году у нас впервые участвовали спортсмены из Китая, Монголии, Кореи и Казахстана. После этого такого размаха уже не было.

Несколько лет назад президентом федерации бокса Сибирского федерального округа был читинец Игорь Мельничук. Он тоже оказывал нам значимую помощь — украшал зал, ставил цветы. В последнее время этого нет, но всё происходит периодично и зависит от людей.

Сейчас на турнир заявлено 60 участников из шести регионов — это не так много, как хотелось бы.Нужно как-то развиваться, прибавлять солидности, благо новый спорткомплекс позволяет проводить соревнования на высоком уровне — там удобные раздевалки, душевые, достаточно зрительных мест.Тогда повысится уровень участников, и интерес зрителей возрастёт.

Турнир Степановых хорош как подготовка к крупным соревнованиям — первенству федерального округа или страны. Ведь на чемпионате России сложно занять призовые места, чтобы выполнить норматив на мастера спорта — перед этим надо выиграть соревнования в крае, округе и одержать победу в полуфинале. На турнире ребята тоже довольно хорошо боксируют, получают звания мастеров спорта, стремятся идти выше.

Вопроса о закрытии турнира не ставилось никогда — все понимают, что мы таким образом сделали бы даже не один, а десять шагов назад. Это хороший стимул — квалификационные соревнования для забайкальцев. На выезде получить мастера сложнее — к приезжим боксёрам относятся похуже,что бы не говорили.


Сергей Чехонин


Помнится, в советские времена, когда чтились рабочие династии, род Чехониных, известный с Петровских заводов, был одним из самых многочисленных и уважаемых в Петрозаводске. В давней газетной фотографии по случаю какого-то торжества было запечатлено чуть ли не все чехонинское племя. Среди них один из самых видных и типичнейших носителей родового духа - Сергей Павлович Чехонин - солдат, спортсмен и труженик.

Он прошел всю Отечественную войну от первого до последнего дня сначала на Ленинградском, потом на Волховском фронте, служил в радиометрической артиллерийской разведке так называемым слухачом.

Один весьма любопытный эпизод из военной жизни осени 1942 года. Стояли они тогда в Питере на Черной Речке и устроили себе для жилья шалаш-навес, куда для сбережения тепла проникали ползком через узкий лаз. Сослуживец-умелец замыслил переделать добытый многозарядный карабин в полуавтомат. Что-то в нем заточив, положил в общую оружейную кучу у лаза. А ночью самопал вдруг сработал, и пуля просвистела в одном вершке от головы Чехонина, вызвав переполох среди сонных бойцов.

При выполнении разведывательной «слухаческой» работы Сергей Чехонин не раз попадал под обстрелы и немцев, и своих. Познал страх, голод, холод и другие лишения, был контужен - отлежался в окопе, к медикам не обращался, от серьезных ранений Бог хранил. Имеет орден Отечественной войны, медаль «За оборону Ленинграда», медаль «За отвагу», но о своих подвигах распространяться не любит.

В 1947 году в двадцатипятилетнем возрасте, когда многие уже покидают спортивные арены, Сергей пришел в боксерскую секцию Петра Ятцерова за компанию с другом Евгением Карлуковым, хотя старший двоюродный брат Павел, впоследствии именитый онежец, искусный фрезеровщик и Герой Социалистического Труда, соблазнял лаврами борца. Несмотря на чрезвычайно позднее начало успел-таки стойкий солдат походить в чемпионах республики и победителях матчевых встреч, весьма популярных в те годы.

- Хороший боксер! - уважительно отзывалась о нем Надежда Кротова, заместитель председателя республиканского спортивного комитета, ценившая и понимавшая бокс. Ее преемник Алексей Львов подтверждает: «Да, силен был средневес Серега Чехонин. Дважды с большим преимуществом побил мощного армейского полутяжеловеса Николая Веселкова из Архангельска».

Выступал он не только на ринге, но и на лыжне, где отдавал предпочтение 50-километровой гонке. Как-то 80-летний ветеран заметил, что сбегал до второго фонтана и даже не вспотел!

Закончив выступления, Чехонин стал одним из лучших в республике судьей по боксу. Вспоминается, как на ярко освещенном ринге Русского театра шел предпоследний бой матчевой встречи Ленинград - Карелия (январь 1954 года). И вдруг наш Дивинский, имевший заметное преимущество, на полу! Зал обескураженно замер, не растерялся только рефери: он хладнокровно открыл счет и, закончив его, дисквалифицировал ленинградца за удар головой. Судьей был Сергей Чехонин, основательный, суровый и непреклонный с виду человек, в присутствии которого многие слегка робели и не знали о его фронтовом прошлом...

Вся последующая трудовая жизнь Сергея Павловича связана с Карельскими электросетями, подачей энергии Петрозаводску и ближайшим поселкам. Он пешком исходил все высоковольтные линии, знал на них каждую опору и в любой миг суток безоговорочно отправлялся на ликвидацию аварий, бывало даже гидросамолетом. Кавалер ордена Трудового Красного Знамени, заслуженный работник народного хозяйства Карелии, уступив молодым место мастера по обслуживанию высоковольтных сетей, неспешно и достойно трудился продолжительное время на скромном посту электромонтера. Цельная натура, знающий себе цену и уважаемый человек!

Последние годы он занимался в Машезере «дачным производством» и сопутствующей сетевой рыбной ловлей в ближних водоемах. Спортивные связи его ограничивались посещением проводимых в городе турниров, особенно памяти тренера, первого в Карелии мастера спорта СССР Петра Ятцерова. Являлся он также непременным участником майских <победных> встреч фронтовиков-спортсменов.

Сергею Павловичу перевалило за 84, его рука оставалась твердой, глаз зорким, в волосах почти не замечалась седина. Прочно сработала его матушка-природа, казалось, что ему еще долго не будет сноса, но: совершенно неожиданно при майском недомогании был поставлен диагноз: рак пищевода. Родные не скрыли его, и Сергей Павлович спокойно рассказывал о перенесенных лучевых терапиях. В октябре он как почетный гость присутствовал в Доме бокса на четвертом коммерческом турнире тяжеловесов на призы акционерного общества «Телемакс», посвященном памяти карельского боксера и тренера Валерия Волошина, скоропостижно скончавшегося в начале года, тоже от рака.

28 декабря Сергей Павлович уже лежал и не мог говорить, однако знаками попросил сына Павла посадить его и, обведя глазами лица родных, тут же умер. Он встретил смерть лицом к лицу, Как в битве следует бойцу!...


Сергей Щербаков


zherbakov1.jpgСергей Щербаков, российский боксер, родился 20 июня 1918 года. В 18 лет начал заниматься боксом у тренера А. Бессонова. У Сергея была отличная реакция и отличные физические данные, за краткий срок он смог стать одним из самых сильных боксеров в СССР. Ушел добровольцем на фронт в первые дни Великой Отечественной войны, воевал в тылу врага. На Кавказе, зимой 1942 года Сергей получил тяжелое ранение. Пока смогли довести до госпиталя, нога стала, как полено. Врачебный приговор – ампутация. Сергей принялся доказывать, убеждать что он боксер, как же ему без ноги… А доктор: «О каком боксе после такого ранения может идти речь!» Щербаков сказал тогда: “Бокс – это моя жизнь. Хватило у меня силы воли стать боксером, хватит и воли чтобы уйти из жизни”.

Врачу удалось спасти ногу, однако ступня практически не сгибалась после операции. Сергей, через боль, начал ее тренировать, пришел в 1943 году с забинтованной ногой в спортобщество «Пищевик» и начал там тренироваться. Прошло несколько месяцев, и, будучи еще в бинтах, Щербаков выигрывает бой на антифашистском конгрессе, в программу которого были включены и бои боксеров.

Когда закончилась война, Щербаков занимается у В. Михайлова. Начиная с 1944 он десять раз подряд выигрывает чемпионство СССР. В нашей стране к 1952 году было уже 106 тыс. боксеров, начиная от 12 летних юнцов и заканчивая испытанных фронтом бойцов, вроде Щербакова. Наиболее элитная, как говорят сейчас, группа мастеров бокса стала готовиться к Олимпиаде 1952 года. Руководить этой работой поручили завкафедрой бокса Центрального института физкультуры Константину Градополову, который призвал к себе на помощь заслуженных специалистов Виктора Павловича Михайлова, Виктора Григорьевича Степанова и Анатолия Ивановича Булычева. Первая для советских боксеров Олимпиада, которая прошла в Хельсинки, в 1952 году, закончилась для Сергея Щербакова серебряной медалью. Конечно, все ждали от нашего прославленного бойца только «золота», однако в финальном бою успеха не получилось. Это был поединок против поляка Хихлы. Щербаков не искал для себя оправданий, пресекая все разговоры на тему «засудили», виня лишь самого себя. «Необходимо было волю свою навязывать, а не ждать подходящего момента», - делился с друзьями своими мыслями боксер.


На чемпионате Европы, в Варшаве, 1953 год, Щербаков встречается в финале с «обидчиком» Хихлой, нанеся уже в первом раунде сокрушительный удар, однако соперник выдерживает натиск. Второй раунд Сергей выигрывает еще с большим перевесом. В третьем оба соперника снизили обороты, сбавили темп, слегка устали. Однако Щербаков был явно сильнее. Казалось бы, победа, репортеры ринулись к Сергею, не ожидая решения судей, ему уже бросают цветы. Как вдруг диктор объявляет итог матча: - Победа – Хихле!


Не один мускул не дрогнул на лице советского боксера. Он подошел к Хихле, пожал тому руку. Каким бы ни было решение судей, но это – закон. Хихла же вырвал руку, побежал к канатам, взял протянутые ему букеты, резко повернулся и передал Сергею все цветы.

Щербаков, даже в столь непростой для себя момент, не менял привычного распорядка тренировок, все пошло как обычно уже на следующее утро. Зарядка. Кросс – 12 километров. Занятия с грушей мешком. Ни малейшего отхода от установленного рациона питания. На протяжении двадцати лет – ни одного дня без тренировок, никаких после крупных соревнований раскачек. Например, после Хельсинской Олимпиады, у команды – день отдыха. Сергей Щербаков отправляется в Одессу, на соревнования общества «Пищевик”, на которых он выиграл все бои. Несправедливое решение судей в Варшаве отобрало победу у Щербакова. А ведь для него, по сути, это была последняя возможность стать первым в Европе. Тридцать пять лет – тот возраст, когда пора заканчивать с боксом, а не начинать следующий тур борьбы. Однако Сергей выступает еще раз на чемпионате СССР, став чемпионом в десятый раз, победив уверенно своих оппонентов Исаева, Чернова, Игумнова, Саркисова, после этого начав заниматься тренерской работой.


Щербаков получает сразу должность Государственного тренер, говоря проще, начальника отдела бокса спорткомитета. Сергей Щербаков возглавил подготовку к следующим Олимпийским играм, стал основным тренером сборной СССР, приведя команду к победе в Мельбурне-56. Сергей Щербаков разрабатывал план подготовки, исходя из принципа: «Работать сегодня всем так, как я работал вчера». К сожалению, руководители спорта были не очень довольны Щербаковым, когда на следующей Олимпиаде в Риме наша команда выступила относительно неудачно (одна золотая медаль – Олег Григорьев, две серебряных – Юрий Радоняк и Сергей Сивко, две бронзовые – Евгений Феофанов и Борис Лагутин), заняв четвертое место. Руководителям хотелось продемонстрировать превосходства социализма во всем. Сергей Щербаков провел за карьеру 227 боев, побед – 207, 78 из них – нокаутом, или явным преимуществом. Он заслуженный мастер спорта СССР, Заслуженный тренер, имеет орден «Знак Почета», медали «За боевые заслуги» и «За отвагу». Им написана книга «Записки боксера».


Николай Королев


korolev3.jpg9 мая исполнится 70 лет со Дня Победы в Великой Отечественной войне. Среди тех, кто грудью встал на защиту Родины, были спортсмены, гордость страны, которые совершали подвиги на спортивных ристалищах. «Каждый спортсмен стоил в бою нескольких бойцов, а взвод спортсменов – был надежнее батальона, если предстояла сложная боевая операция», – так оценивал вклад воинов-спортсменов в победу в Великой Отечественной войне начальник Главного управления по боевой и физической подготовке Министерства обороны СССР, Герой Советского Союза, генерал армии Иван Петров.

Не все вернулись домой, но кому посчастливилось выжить в этой кровавой мясорубке, прошли фронтовую закалку характера, крепче которой уже ничего не бывает. Они, отстоявшие мир на Земле, знали истинную цену Победы – и боролись за нее с каким-то особым порывом и святым настроением!

Вы никогда не задумывались, почему советские спортсмены, имея ещё в начале 50-х годов довольно смутное представление о многих олимпийских дисциплинах и начав подготовку в них практически с нуля, сразу же выбились в лидеры на дебютных для себя летних Олимпийских играх 1952 года в Хельсинки, набрав одинаковое количество очков с американцами? А набравшись четырехлетнего спортивного опыта и, образно говоря, залечив боевые раны, просто разгромили всех на следующей Олимпиаде – 1956 года в Мельбурне?

В первую очередь, потому, что костяк наших олимпийских команд составляли люди с той самой закалкой. Пусть не у всех она была фронтовой, но испытания бременем военного лихолетья прошли все.

Специальный корреспондент Борис Валиев – о легендарном боксёре и партизане Николае Королёве.

korolev1.jpgМало, кто знает, что по отцу он был – Фадеев. Но выбрал фамилию отчима – Королёв. Хотя мог бы, наверное, этого и не делать, потому что очень скоро, действительно, стал – Королём. И это прозвище, полученное в 1936 году, не было производным от его фамилии. Он получил действительно всенародное признание.

В середине 30-х популярность боксера-тяжеловеса Николая Королёва была огромной! Став в июне 1936 года, в 19 лет, чемпионом СССР, он в сентябре того же года сенсационно победил пятикратного чемпиона страны Виктора Михайлова в шестираундовом бою за титул первого в истории отечественного бокса абсолютного чемпиона Советского Союза. На следующий год подтвердил это звание, до войны став лучшим боксером-тяжеловесом СССР ещё трижды. В 1937 году победил на Всемирной рабочей Олимпиаде в Антверпене (Бельгия), нокаутировав обоих противников в первых раундах!

Слава Королёва нисколько не уступала стахановской. Поэтому, когда 15 января 1939 года Королёв вместе с двумя другими известными боксерами – Яковом Брауном и Иваном Ганыкиным – через газету «Красный спорт» обратился ко всем мастерам спорта страны с призывом овладевать оборонными профессиями, откликнулись очень многие. Сам Николай записался в летную школу под Москвой и параллельно с занятиями боксом научился управлять самолетом «У-2». После этого подал заявление в военную авиационную школу. Получил гимнастерку с голубыми петлицами, о которой мечтал еще в детстве, начал осваивать боевой истребитель. Увы, но «сталинским соколом» Королёву стать не удалось. Неудачно приземлившись после 10-го по счету прыжка с парашютом, серьезно повредил ногу. Полтора месяца провалялся в госпитале, перенес сложную операцию – о профессии летчика пришлось забыть.

15 июня 1941 года Королёв победил средневеса Ганыкина в бою за титул абсолютного чемпиона Москвы. А через неделю наступило время других боев.

- 22 июня я стоял в толпе на территории Всесоюзной сельскохозяйственной выставки и слушал речь Молотова, а на следующее утро пошел в райвоенкомат проситься на фронт, – рассказывал Николай Федорович. – Когда удалось протиснуться к военкому, он изучил мой военный билет, где было написано «запас второй очереди», медицинское освидетельствование – и отправил меня лечить ногу. Я стал убеждать, доказывать, что с этой ногой неделю назад выиграл абсолютное первенство Москвы по боксу. Военком это знал, но все равно категорически отказал. «Тогда сам уйду на фронт», – решил я. Начал обдумывать, как это сделать. И тут узнал, что на подмосковном стрельбище «Динамо» формируется отдельная мотострелковая бригада особого назначения НКВД СССР, куда принимают, в основном, спортсменов. Там встретил много знакомых, но самое главное – меня зачислили.

Именно там состоялась первая встреча Николая Королёва со своим будущим командиром, кадровым сотрудником НКВД, легендарным Дмитрием Николаевичем Медведевым – впоследствии Героем Советского Союза. Осенью 1941 года, пройдя специальную военную подготовку, Королёв был заброшен в тыл врага, в партизанский отряд Медведева под кодовым названием «Митя», действовавший в Калужской, Смоленской, Брянской и Могилевской областях. В секретных документах его обозначали, как разведывательно-диверсионная резидентура № 4/70 Особой группы при наркоме НКВД СССР. Чекисты «Мити» принимали участие в выявлении вражеской агентуры, внедренной в местные партизанские формирования, ликвидации лжепартизанских отрядов, которые создавали немецкие спецслужбы для борьбы с советскими партизанами.

Отряд вел активную боевую деятельность. Бойцы чуть ли не ежедневно нападали на гарнизоны и автоколонны врага, сжигали и взрывали мосты, склады, узлы связи, уничтожали живую силу противника. Лишь за один день 25 декабря 1941 года, пустив под откос 15-вагонный воинский эшелон на железной дороге Рославль – Сухиничи, «медведевцы» ликвидировали около 300 вражеских солдат!

- Вспоминаю наш налет на город Хотимск в Могилевской области, – рассказывал Николай Федорович. – Подошли к нему вечером. Город тих, словно мертв, весь взрыт противотанковыми рвами и окопами. Ветер стучит сорванным с крыш железом. Странно было идти по улицам. Отвыкли… В городе захватили немецкую комендатуру, взяли много важных документов. Перерезали провода связи, повалили столбы, подожгли большой деревянный мост. Всюду расклеили листовки… На следующий день немцы выслали в Хотимск большой карательный отряд. Но напрасно – мы уже были в лесу. А сунуться в опасную зону, какой объявили наш лес, каратели не рискнули. Во время такой же операции в Жиздре ликвидировав комендатуру, захватили 500 тыс. советских рублей и взяли в плен Николая Корзухина – сына бывшего обер-прокурора Синода в буржуазном Временном правительстве России князя Владимира Львова, перешедшего на сторону немцев. Отправили его самолетом в Москву.

А вот начальнику русской полиции райцентра Людиново по фамилии Латышев, принимавшему личное участие в расстреле попавших в окружение наших солдат и подпольщиков, приговор вынесли прямо на месте.

За период с августа 1941 года по конец января 42-го отряд провел свыше 50-и операций. Наиболее крупные Медведев возглавлял лично. И рядом всегда был его адъютант Николай Королёв. А в одном из боев в районе населенного пункта Клетня Брянской области они попали в окружение.

- Мы с командиром засели за какой-то поваленный ствол, – вспоминал Королёв. – Он руководит отходом: «Пройдете лесосеку, организуйте оборону!» Ждём, пока наши доберутся до опушки. Скоро ли? Эсэсовцы весь огонь сосредоточили на нас. Минные осколки, пули впиваются в ствол, за которым мы залегли. Наши тем временем все уже у цели, и тут немцы пошли на нас. Кричу: «Перебегайте, товарищ командир!». Он побежал, я прикрываю его огнем. Потом сам быстро к нему перебежал. Огонь сплошной. Сам удивился, когда добежал: неужели ещё жив? До леса от нас метров 30-40. Вижу: командир лежит, ртом жадно снег хватает. Достает гранаты, выкладывает их. Говорю: «Вставайте, бежим в лес!» Качает головой: «Нет, Коля, не могу…Ты беги. Я останусь здесь». «Еще что!» – думаю. Вспомнилось в тот момент, как мой тренер, «старик» Харлампиев, говорил нам, что запас энергии в человеке неистощим. Если себя заставить, как следует – силы найдутся. Как закричу: «Бегите!» Командир удивленно посмотрел, но гляжу, собирает гранаты встает. Я снова открыл огонь по немцам. Слышу: сзади кто-то поддерживает. Немцы залегли. Оглядываюсь – командир уже вошел в лес. Я вскочил, бегу к деревьям. Подбегаю: командир не может двигаться дальше. Дышит со свистом. И силы иссякли, и ранен в голову. Шальная пуля зацепила… Взвалил я его на спину – и пошел тихонечко. Не зря, думаю, занимался спортом, самое время теперь показать на что способен. Да и снег, хорошо, был неглубоким.

Где-то через километр Королёв с командиром на спине неожиданно напоролся на немцев. Окрик «Хенде хох!» полоснул, как пулеметная очередь. «Ну что, Коля? Кажется, всё?» – сказал Медведев. Николай, как потом признался, в тот момент тоже об этом же подумал, но решил схитрить. Опустил командира на землю и, подняв руки, пошел навстречу немцам, не зная с какой стороны ждать пули, ведь командир, решив, что его адъютант пошел сдаваться в плен, тоже мог выстрелить.

Двое немцев держали на прицеле лежащего на снегу Медведева и самого Королёва, третий снял с него автомат. Подвели к блиндажу. Офицер спустился вниз, видимо, к рации. Там был кто-то ещё – Николай услышал, как офицер заговорил. Но это было неважно: главное, что наверху осталось только двое, к тому же, стоят рядом. Королёв резко развернулся – и вложил в удар всю тяжесть тела. И сразу же, не дав опомниться второму фрицу – ещё один, не менее страшный. Не знали фашисты, какая медвежья сила таится в кулаках плененного ими бородатого партизана: оба рухнули, как убитые. Впрочем, почти тут же Николай, действительно, убил их из поднятого автомата. А через мгновение в блиндаж полетела граната, похоронившая всех, кто там был. Все произошло в считанные секунды – как и учили во время подготовки к забросу в немецкий тыл.

Когда через несколько часов Королёв с Медведевым добрались до своих, их там уже не ждали, решив, что оба погибли – остались лежать на поле боя за поваленным деревом. Собирались вернуться, отбить тела. «Митя» прорвал кольцо. Ушёл буквально из рук смерти, как и командир с адъютантом.

В конце января 1942 года по приказу НКВД СССР отряд Медведева пересек линию фронта и вернулся в Москву, где Королёв, спасший командира, получил из рук члена Политбюро ЦК Михаила Калинина боевой орден Красного Знамени.

Летом 42-го Николай принял участие в антифашистском митинге советских спортсменов, состоявшемся в Колонном зале Дома союзов. Ему была доверена честь, открыть митинг. Среди выступавших было много известных спортсменов – гимнаст Глеб Бакланов, ставший в 45-м Героем Советского Союза, будущая двукратная чемпионка Европы, бронзовая медалистка Игр-1952, легкоатлетка Нина Думбадзе. Предоставляя слово другу Королёва, боксеру Борису Галушкину, председательствующий назвал его «товарищем Борисом». Все поняли, что после митинга Борису придется возвращаться туда, где лучше быть безымянным (командир спецотряда НКГБ СССР «Помощь» партизанской группы «Артур» лейтенант Галушкин погиб в ноябре 1944-го, получив посмертно Золотую Звезду Героя Советского Союза).

Партизан Николай Королёв на фронт не вернулся. Зная, насколько велик был его авторитет, командование решило оставить его в тылу для, как было написано в приказе, организации военно-спортивной работы среди населения. Хотя доподлинно известно (сам Николай Федорович не любил об этом рассказывать), что в конце 1945 года по инициативе генерала четвёртого управления НКВД Павла Судоплатова его привлекли к секретной операции по обезвреживанию в Германии фашистского разведчика – бывшего чемпиона СССР по боксу, завербованного ещё до войны во время одной из редких поездок наших боксеров за кордон. Официально тогда было объявлено, что абсолютный чемпион СССР по боксу Николай Королёв приехал в Германию организовывать спортивную работу в частях наших оккупационных войск. Чем закончилась эта работа, наверное, догадаться нетрудно.

korolev2.jpgА вот о другой истории, случившейся во время той поездки в Германию, Николай Федорович вспоминал очень часто. Началась она в офицерском кафе, где вечерами проводились боксерские бои с участием всех желающих. Неоспоримым лидером там был высокий, длиннорукий негр-тяжеловес, которого все называли чемпионом США среди профессионалов. Он это с успехом доказывал, сбивая с ног одного соперника за другим. Против него и вышел Королёв, «забыв», правда, представиться чемпионом Советского Союза. Об этом «чемпион США» сам узнал, когда пришел в себя после нокаута в третьем раунде.

Несмотря на две контузии, полученные в брянских лесах, Королёв остался Королем ринга и после возвращения с фронта. К своим довоенным успехам он добавил две победы в абсолютном первенстве СССР, пять золотых медалей чемпиона страны в тяжелом весе. Серебряные и, тем более, бронзовые награды – не в счет. Они, мягко выражаясь, душу ему не грели. Победил на международных турнирах в Хельсинки (Финляндия), Варшаве (Польша) и Праге (Чехословакия).

В 1947 году американцы пригласили Королёва помериться силами со своим сильнейшим на тот момент боксером, чемпионом мира среди профессионалов Джо Луисом по прозвищу «Коричневый бомбардир». Тот факт, что руководство Всесоюзного комитета по делам физической культуры и спорта, скрыло от Николая это письмо (о нем он узнал случайно), заставил его сделать соответствующие выводы и действовать самостоятельно. Сначала, в мае 1947 года, он написал Сталину, потом, в октябре 1948-го – Маленкову и, наконец, в июне 50-го – Берии. Вот, в частности, выдержка из его письма Сталину:

«Несколько лет подряд я получаю из разных стран приглашения встретиться с их чемпионами и показать советский бокс. Всесоюзный комитет по делам физической культуры и спорта при Совете Министров СССР знает об этих приглашениях, но не делает ни единого шага, чтобы сделать эти вопросы реальными.

Сейчас я в хорошем спортивном состоянии. Мой опыт и моя практика созрели для состязаний на мировой арене… Помогите мне, дорогой Иосиф Виссарионович, и я не посрамлю чести Родины, как не посрамил ее чести в годы Великой Отечественной войны».

Но «великая советско-американская антреприза», как было написано в американском письме, увы, не состоялась: Королёву не разрешили. Почему? На этот счет были разные мнения. Вот, например, что написал Маленкову тогдашний председатель Комитета по делам физической культуры и спорта при Совете министров СССР Аркадий Аполлонов в ответ на его резолюцию на письме Королёва:

«По существующему в международных объединениях по видам спорта положению запрещаются встречи спортсменов-любителей с профессионалами. Спортсмен-любитель, встретившийся в соревновании с профессионалом, теряет право дальнейшего участия в соревновании с любителями. Следовательно, первая же встреча Королёва с каким-либо профессионалом повлечет за собой его дисквалификацию и невозможность дальнейших выступлений в составе сборной команды СССР против национальных команд других стран.

Соревнования боксеров-профессионалов проводятся – 15 раундов, по 3 минуты каждый. В международных любительских соревнованиях – три раунда, по три минуты каждый. У нас соревнования проводятся – три раунда по три минуты. По имеющимся во Всесоюзном комитете данным класс сильнейших американских боксеров-профессионалов, которые владеют титулом чемпиона мира (среди профессионалов), выше класса товарища Королёва, и у нас нет оснований рассчитывать на успех в этих встречах.

Соревнования боксеров-профессионалов носят сугубо предпринимательский характер, организуются они специальными трестами и дельцами и ничего общего со спортом не имеют. Выступление товарища Королёва они используют в целях наживы и поднимут вокруг него большую рекламную шумиху.

В связи с изложенным, Комитет считает нецелесообразным поддерживать просьбу товарища Королёва».

Спустя некоторое время советские спортивные руководители также посчитали нецелесообразным включить 35-летнего Королёва в состав олимпийской сборной СССР на первых для страны Играх 1952 года в Хельсинки. Предпочли ему молодого Альгирдаса Шоцикаса, который проиграл нокаутом уже во втором бою, допустив детскую ошибку. Партизан Королёв, уверены, её никогда бы не совершил!

Смог бы Королёв победить Джо Луиса? Конечно, говорить об этом в сослагательном наклонении бессмысленно. Но одно ясно: в бесстрашии и стойкости Королёв не уступал великому чемпиону среди профессионалов. Он был прирожденным бойцом, уверенным в своих силах, не знавший пощады ни к себе, ни, тем более, к соперникам. И у него, безусловно, был шанс!

Около 200 победных боёв провел Королёв за свою долгую боксерскую карьеру, разделенную войной. Более 50-и из них – закончил нокаутом. К этой статистике, несомненно, надо добавить и те два блестящих нокаута, в которые он отправил гитлеровцев в брянском лесу, посмевших приказать ему сдаться.


Назад в раздел